Лидерами по размеру вознаграждения управленцев на банковском рынке за последние три года оказались госбанки. В целом выплаты руководству крупных банках продолжают расти, несмотря на прошлогодний скандал из-за бонусов топ-менеджерам «ФК Открытие» 

До мирового финансового кризиса 2008 года вознаграждения топ-менеджерам в банковской системе были самыми привлекательными на рынке, и отголоски тех «золотых времен» можно было наблюдать и в 2010-2011 годах, рассказывает управляющий партнер агентства «Кронтакт» Марина Тарнопольская. Однако потом, по ее словам, банковский сектор сильно сдал позиции с точки зрения доходов руководителей, уступив лидерство таким сегментам, как IT, e-commerce, розница.

Так или иначе, расходы крупных банков на вознаграждения управленцам остаются довольно высокими. Как показал анализ годовых отчетностей МСФО у топ-15 банков по размеру активов, проведенный Forbes, лидерами по совокупному объему всех выплат топ-менеджменту и совету директоров за последние три года стали госбанки.

Самым щедрым оказался Сбербанк, который за 2015-2017 годы выплатил топ-менеджерам почти 10 млрд рублей. За ним следует банк ВТБ, заплативший руководителям 7,6 млрд рублей. Вознаграждения и чистая прибыль банка росли последние три года поступательно. На третьем месте расположился Газпромбанк, который заплатил управленцам 6,3 млрд рублей.

Наименьшее вознаграждение за рассматриваемый период выплатил санируемый с 2015 года «Уралсиб» — всего 341 млн рублей. Это связано с тем, что банк еще не завершил процедуру финансового оздоровления, и топ-менеджмент банка не счел возможным повышать сумму мотивационных выплат до рыночных показателей, пояснили в пресс-службе «Уралсиба».

На втором месте среди аутсайдеров — банк «Роснефти» ВБРР, заплативший за последние три года топ-менеджерам и директорам 471 млн рублей. Также невысокие затраты на управленцев и у банка МКБ, в котором размещает депозиты «Роснефть». Выплаты за три года у этого банка составили 871 млн рублей.

Сложные бонусы

В сентябре 2017 года в банковском секторе разразился скандал, связанный с выплатами топ-менеджерам и набсовету «ФК Открытие» перед его санацией. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила тогда, что выплата бонусов за полтора месяца до санации может интерпретироваться как вывод активов, поскольку при таком сценарии «вряд ли работу топ-менеджмента можно назвать эффективной». 

В октябре Центробанк заявил о том, что некоторые менеджеры начали возвращать бонусы добровольно.

Участники рынка тогда предполагали, что банковский топ-менеджмент будет аккуратнее с бонусами, трансформировав большую их часть в оклады, и эффективность управления в результате снизится. По итогам 2017 года бонусы топ-менеджерам «ФК Открытие» не выплачивались из-за отрицательного финансового результата, сказали Forbes в пресс-службе банка.

После этой истории глава ЦБ предположила, что регулятору можно будет дать полномочия ограничивать выплаты бонусов в проблемных банках. Идея довольно старая — ее еще в 2012 году предлагал экс-зампред ЦБ Михаил Сухов. Однако до сих пор она не получила воплощения. Банк России не ответил на запрос Forbes.

 

 

В список вошли 15 крупнейших банков по активам, по данным Интерфакс-ЦЭА на начало 2018 года. Данные о вознаграждениях взяты из годовых отчетностей банков по МСФО. В список не попали банк «АБ Россия», который не выкладывает в публичный доступ отчетность МСФО, а также банки «ФК Открытие» и «Юникредит», которые не выделяют в отчетности отдельной строкой вознаграждения руководителей. Данные по бонусам и прибыли банка «ВТБ24» в 2017 году указаны за полугодие, так как иной информации нет из-за его присоединения к ВТБ в начале 2018 года. Как пояснили в пресс-службе «ФК Открытие», банк не выплачивал бонусы менеджерам в 2017 году. Согласно ЕЖО, за 2017 год «ФК Открытие» выплатил руководителям 886 млн рублей, а в 2015 — 763 млн рублей.

Как банки раскрывают зарплаты топов

Банки должны раскрывать выплаты вознаграждений ключевому управленческому персоналу отдельной строкой в международной отчетности, хотя отдельные игроки не выполняют этого требования, говорит заместитель главы международной аудиторско-консалтинговой сети «Финэкспертиза» Наталья Борзова.

Однако чаще всего в отчетности доступна только сумма выплат без описания политики вознаграждений. Пресс-службы большинства банков также не стали уточнять бонусную политику. В Райффайзенбанке ограничились пояснением, что выплаты напрямую зависят от финансовой эффективности.

Еще в 2011 году МЭР озаботился тем, чтобы у госкомпаний были общие подходы к оплате труда управленцев, и предложил разделить выплаты на фиксированную и переменную части. Сбербанк и ВТБ перешли на эту систему. 

Сбербанк в своих документах указывает, что с 2015 года выплаты управленцам зависят от стоимости акций банка и 40% переменной части годового вознаграждения выплачивается равными долями в течение трех лет. Также размер выплат топ-менеджерам привязан к результатам бизнеса. Если Сбербанк показывает убыток в один год из трех, то управленцы теряют вознаграждение за убыточный год.

Кроме того, топ-менеджер может лишиться своего вознаграждения из-за низкого вклада в развитие банка. «Это повышает интерес менеджмента к потребностям акционеров в части роста капитализации компании», — говорил зампред Сбербанка Александр Морозов.

ВТБ перешел на режим отложенной премии в декабре 2017 года. Переменная часть в структуре вознаграждений у него составляет 40% — она выплачивается при достижении определенных условий. В пресс-службе Россельхозбанка уточнили, что у них также есть переменная часть, но не предусмотрено вознаграждения на основе акций или опционов.

Зарплатные принципы

Бонусы в банках далеко не всегда привязаны к прибыли банка, и в большинстве случаев это не связанные между собой вещи, отмечает замдиректора «Интерфакс-ЦЭА» Алексей Буздалин. «Например, топ-менеджер занимается пассивной базой, по которой, в общем-то, одни расходы, и в таких случаях логично установить индивидуальный KPI», — говорит он.

Урезать бонусы, когда прибыль в банковском секторе падает из-за внешних факторов, например, замедления экономики и западных санкций, было бы несправедливым, считает Буздалин.

У крупных банков прибыль может снижаться также из-за ужесточения регулирования, а не из-за падения эффективности персонала, добавляет ведущий методолог «Эксперт РА» Юрий Беликов. Например, в этом году банки начали переходить на новый стандарт отчетности МСФО 9, что может привести к повышению расходов на создание резервов. «Дополнительные издержки влечет и совершенствование технологий, которое может быть продиктовано как регулятором, так и просто рынком», — рассуждает Беликов. 

Развитие технологий подстегивает потребность в менеджерах соответствующей квалификации, и в этой сфере чувствуется нехватка кадров, соглашается Марина Тарнопольская из агентства «Контакт». Проблема в том, что немногие менеджеры, по ее словам, способны интегрировать опыт работы из одного сектора в другой.

В советах директоров обычно фиксированные выплаты, которые чаще всего не привязаны к деятельности банка, и они, как правило, значительно ниже вознаграждения топ-менеджмента, отмечает Буздалин. У аффилированных директоров зарплаты меньше, чем у независимых, так как первые просто берут на себя дополнительные функции вкупе с основной работой в компании, поясняет эксперт.

Бонус или вывод средств

В России все еще работают около 500 банков, поэтому выделить общие черты в бонусной политике на этом рынке достаточно сложно, комментирует партнер консалтинговой компании Urus Advisory Алексей Панин.

«Тем более до сих пор можно встретить случаи, когда тот или иной менеджер как-то связан с акционерами и, соответственно, имеет более широкий мандат доверия. Кроме того, анализ бонусов и их зависимости от результатов экономической деятельности банка затрудняется тем, что не во всех банках финансовая отчетность соответствует реальному положению дел — собственно, это одна из причин, почему банки лишаются лицензий», — говорит Панин. 

У небольших банков рентабельность зачастую едва покрывает инфляцию, поэтому инвесторы рассматривают такие проекты не как источники дивидендного дохода, а как вспомогательные для своего бизнеса, отмечает Беликов. 

«Это в итоге приводит к ситуациям, когда акционеры и связанные с ними топ-менеджеры выводят средства из банков через расходы на персонал (в случае, если доходы банка не позволяют это делать через дивиденды). Впоследствии такие банки, как правило, лишаются лицензии», — заключает он.

Источник: http://www.forbes.ru/